СПБ +7 (812) 407 11 63

Инженерная улица, дом 7, лит. А

МСК +7 (495) 545 49 57

Киевское шоссе, стр. 1, корп. А

Обратный звонок

* График работы 10:00 - 19:00.
Заявки, оставленные до 10:00 и после
19:00, обрабатываются в рабочее время

Почему закон о личном банкротстве не работает и работать не будет

Процесс признания гражданина банкротом выглядит настолько сложным, что пройти этот путь до конца смогут лишь единицы.

Более месяца назад вступила в силу последняя редакция закона о банкротстве, позволяющая признать гражданина банкротом или применить к нему процедуру реструктуризации долгов. Добросовестный должник по идее должен быть рад без меры: наконец ему можно прекратить мытарства с банками и коллекторами. Но в реальности оказалось, что люди и не думают становиться банкротами.

Пугающие прогнозы экспертов о том, что арбитражные суды будут завалены миллионами заявлений, не оправдались. Например, по данным на 9 ноября, в суды было подано меньше 120 заявлений. Такими темпами первые 100 тыс. заявлений будут приняты только к 2019 году.

Банкротство и суд для обычного россиянина — это кошмар и ужас. Причина — сложности с подачей заявления, неминуемые для обычного человека, и стоимость самой процедуры.

Для персонального банкротства человеку в большинстве случаев нужно иметь около 150 тыс. руб. Эти деньги пойдут, например, на госпошлину (6 тыс. руб., что сравнительно немало) и на оплату услуг финансового консультанта. По закону ему необходимо заплатить не менее 10 тыс. руб., и желающих работать за эту сумму еще надо поискать.

Кроме того, деньги понадобятся на оплату сборов за получение выписок из банков, справок о гражданском и имущественном состоянии, почтовых расходов, организацию торгов имуществом и т.д. И если должник не сможет оплатить все это, даже уже начавшаяся процедура будет прекращена по статье 57 закона о банкротстве из-за отсутствия финансирования.

Именно поэтому реестр поданных в первые дни действия закона о персональном банкротстве заявлений состоит из исключений — богатых должников.

Сегодня люди сами вынуждены разобраться в законе. Достаточно беглого взгляда на статью 213.4 закона о банкротстве, регламентирующую подачу заявления в суд, чтобы понять — это реально сложно. Но о российских государственных программах содействия началу новой экономической жизни для тех, кто переживет банкротство, я никогда не слышал. Суд консультировать не будет — арбитражно-процессуальный кодекс не предусматривает такой возможности.

Безусловно, какую-то информацию можно почерпнуть из СМИ и со специализированных сайтов. Например, на портале «Если Банкрот» бесплатно помогают заполнить заявление о своем банкротстве. Но собирать документы, необходимые для суда, которых, прямо скажем, немало, все равно придется самостоятельно.

При этом в суд нужно предоставить все необходимые для решения дела документы, продемонстрировав недюжинную настойчивость и компетентность. Например, некоторые банки отказываются принимать заявления о выдаче выписок по счетам в дополнительных офисах и направляют в головной офис, некоторые берут месяц на ответ на запрос, каких-то банков вообще уже нет, и приходится обращаться за выписками к ликвидатору банка — Агентству по страхованию вкладов, где срок на получение документов из архивов очень большой.

Без требуемых документов заявление останется без движения, а затем его вернут заявителю, что и происходит сегодня, по моей оценке, в 70% случаев. Эти данные почерпнуты из общедоступной картотеки арбитражных дел. К примеру, из 85 дел о банкротстве граждан, зарегистрированных Арбитражным судом Республики Татарстан с 1 октября 2015 года, удалось найти не более 10 принятых к производству — остальные возвращены или оставлены без движения.

Избыточное участие суда в процедурах несостоятельности — это отдельная тема. Помимо разрешения разногласий, суд принимает великое множество решений о ходе процедуры. Например, об установлении требований каждого кредитора, об утверждении графика погашения требований кредиторов, об условиях реализации активов должника. И это неполный список. Для всего перечисленного необходимы судебный процесс — порой не в одной инстанции — и активное участие должника.

Не скучно живется и кредиторам: судебный процесс по установлению своих требований, процессы по установлению чужих требований, определение условий продажи конкурсной массы и т.д.

Все эти этапы судебной процедуры должны быть пройдены, даже если никакой конкурсной массы — из-за отсутствия активов у должника — нет и не будет. А значит, и до удовлетворения требований кредиторов дело просто не дойдет.

А теперь последняя капля: сегодня полное освобождение от долгов невозможно. Банкрот после списания долгов в любом случае обязан оплатить НДФЛ с материальной выгоды от освобождения от долгов. Например, по закону о банкротстве, начисленные после принятия заявления о банкротстве налоги являются текущими и не погашаются в результате банкротства. То есть само банкротство уже позади, тут бы и вздохнуть с облегчением, и тут на человека сваливается новый долг — перед налоговой инспекцией.

Есть еще один спорный момент. По статье 213.4 закона должник обязан подать заявление о собственном банкротстве в течение 30 дней, после того как он узнал, что не может исполнять свои обязательства и сумма долга превышает 500 тыс. руб. И если кредиторы смогут добиться в суде на этом основании привлечения должника к ответственности за неправомерные действия при банкротстве, то списания долгов ему не видать.

Очевидно, что закон о банкротстве вновь надо менять. Процедура банкротства граждан должна стать существенно проще и быстрее. Иначе вместо легальной возможности освобождения от долгов мы и дальше будем иметь лишь письменную декларацию

Источник